Наша программа
Кто в ответе
Ленобласть
Санкт-Петербург
Что делать
Ленобласть
Санкт-Петербург
Официально
Федеральные законы
Законы
Санкт-Петербурга
Законы
Ленобласти
Международные
соглашения
Новости
Горячие точки
Ленобласть
Санкт-Петербург
Вырубка зеленых
 насаждений
Водозахваты
Точка зрения
Акции
Анонсы акций
Отчеты об акциях
Фоторепортаж
Народный мониторинг
Ссылки





Точка зрения

Интервью с экспертами, аналитические статьи
12.05.09(13:33)

Петербург без птиц - мертвый город


   Маленькая птичка – большая роль
   
   Санкт-Петербург расположен на важнейшем пролетном пути, который соединяет страны юго-западной Европы и побережье Атлантического океана. По этому пути передвигаются около 200 различных видов – гуси, лебеди, чайки, птицы из отряда воробьиных.
   Петербург и его окрестности являются своеобразным перекрестком птичьих маршрутов, и с тех пор, как образовался Финский залив и его Невская губа, пернатые имели здесь традиционную стоянку. Именно здесь они дожидаются, пока на Севере – в Карелии, Мурманской и Архангельской областях – водоемы освободятся ото льда и снега.
   
   "Стратегическую" важность примыкающей к Петербургу акватории Финского залива отмечает доктор биологических наук, директор Ладожской орнитологической станции при Санкт-Петербургском государственном университете Георгий Носков.
   
   "Невская губа оказывалась уникальным местом для птиц в силу своей мелководности и хорошей прогреваемости. Здесь всегда скапливалось огромное количество органических остатков, образовывался мощнейший круговорот биогенов, и птицы в этом круговороте всегда выполняли свою определенную и очень важную функцию", – говорит профессор.
   
   А функция у небольших птичек очень даже большая. Обмен веществ у пернатых таков, что они каждый день потребляют различные вещества в массе, равной своему весу.
   "С одной стороны, они очищали Невскую губу, а с другой – Невская губа предоставляла им исключительные возможности запастись энергией, чтобы перелететь, прилететь на места гнездования и размножаться", – отмечает Г.Носков.
   
   В очереди на исчезновение
   
   Однако гармоничную "птичью" жизнь нарушило стремительное разрушение привычной для птиц природной среды региона. В результате хозяйственной деятельности во второй половине XX века Невская губа претерпела очень серьезные изменения. Основной вред, по мнению директора Ладожской орнитологической станции, был нанесен в 1960-1970 годах.
   
   Именно тогда исчезла Крестовская отмель, примыкавшая к Васильевскому острову, огромная Собатина отмель, примыкавшая к Лахте и бывшей Старой деревне, тогда же соединили остров Вольный с Васильевским. Но самое страшное то, что акватория Невской губы, окружающая Петербург, очень сильно углубилась.
   
   "На юге Невской губы – от Автово до Стрельны – сейчас огромная зона застройки. На моей памяти раньше там были болота, и на них были великолепные водоплавающие стоянки. В районе Васильевского и Вольного островов – то же самое. В результате птицы не могут собирать со дна различных моллюсков, червей, ракообразных, всё то, чем они питаются", – поясняет Г.Носков.
   
   С ним солидарен и старший научный сотрудник лаборатории орнитологии и герпетологии Зоологического института РАН Владимир Храбрый.
   "Еще 6-7 лет назад на территории Невской губы был достаточно богатый видовой состав птиц. Если выйти на берег того же Васильевского острова, можно было увидеть массу интересных птиц и услышать, особенно весной, их пенье. Но как только эти места стали застраивать, стали исчезать птицы", – говорит В.Храбрый.
   
   Масштабное строительство в примыкающей к заливу части города привело к тому, что количество мест птичьих стоянок в Невской губе сократилось в 10-15 раз по сравнению с серединой прошлого века. Соответственно, численность некоторых видов птиц, которые здесь останавливаются, сократилась в сотни раз.
   
   "Вся прибрежная полоса сегодня – одна сплошная стройка, там осталось только несколько видов птиц, которые пока еще могут мириться с такими условиями и временно жить там, но потом они тоже исчезнут", – предупреждает эксперт Зоологического института.
   
   В свою очередь, Г.Носков также отмечает, что "строительные мероприятия привели к разрушению стратегически важных стоянок в Невской губе". "Надо бить тревогу о сохранении общей численности. Надо пытаться сохранить то, что осталось – места стоянок, где птицы могут кормиться, трассы пролета", – подчеркивает профессор.
   
   С широко закрытыми глазами
   
   Экологи давно настаивают на создании системы охраняемых территорий, заказников, памятников природы. Но в своей борьбе они одиноки. "Всемогущие" чиновники не слышат и не хотят слышать о проблемах, которые затрагивают не только птиц, но и людей.
   
   "Ко мне обращались по поводу застройки нового фасада города на территории Финского залива. Я, как орнитолог, естественно, был против, потому что именно там сосредоточены главные места остановок птиц. Здесь можно было наблюдать малого лебедя, занесенного в международную "Красную книгу". Но и он исчез, – с сожалением отмечает В.Храбрый. – Стройки здесь продолжаются. К нам не любят прислушиваться. Экологические исследования стоят больших денег, а заключения специалистов не всегда могут быть положительными. На экологические проблемы намного проще просто закрывать глаза".
   
   Показательным является пример Юнтоловского заказника, который вначале имел буферную зону – то есть, на расстоянии до 500 метров от границ заказника не разрешалось никакого строительства. Несмотря на это, все близлежащие к заказнику территории сегодня застроены...
   
   Состоянием Финского залива "птичья" проблема, увы, не исчерпывается. Катастрофическая ситуация сложилась и на Ладожском озере. Изначально там планировалось создание около 20-ти природных охраняемых территорий регионального значения – для сохранения стоянок и трасс пролета птиц. Сейчас там только один федеральный заказник, что, по мнению экспертов, противоречит всем международным правилам охраны перелета птиц.
   
   "У нашего самого высокого начальства нет должного уровня понимания необходимости охраны природы, создания минимального, но необходимого количества природоохранных комплексов для того, чтобы мы с вами могли в будущем существовать", – считает Г.Носков.
   
   Участки, которые необходимо взять под охрану, включены в Генплан развития Санкт-Петербурга, но их создание постоянно отодвигается.
   "Тут идет активная борьба между природоохранными организациями и строительными компаниями. Забор песка, который ведут строители, поднимает все осадки со дна. Даже если работа закончена, то зона затронутой территории растягивается на 5 км. В результате то, что было на дне, все природные организмы, личинки, погребены под этим слоем осевшего песка. Таким образом, создается мертвая зона, где никакие птицы кормиться не могут" – раскрывает механизм происходящей в Петербурге экологической катастрофы директор Ладожской орнитологической станции.
   
   Профессор Носков особо подчеркивает важность сохранения и защиты всех видов птиц, населяющих наш регион или пролетающих через него, а не каких-то "избранных" поскольку только это дает устойчивость складывавшемуся веками природному комплексу.
   
   "каждое государство, каждое правительство должны решать природоохранные вопросы. Это единственный способ сохранить условия существования цивилизации", – убежден ученый.
   
   А пока – птичьи голоса в Петербурге становятся всё тише...
   
   Балтийское Информационное агентство




Обсуждение:
(нет высказываний)


Ваше имя:
Ваш E-Mail:

Введите код, который вы видите на картинке: